0

Чья земля, или почему не смогли договориться российские декабристы и украинские аграрии?

Через кризис в агросекторе царский режим в России мог упасть еще в XIX веке. Но оппозиционеры не договорились с земледельцами.

Иван Киричевский
журналист Agravery.com Рекомендуем Кредит&лизинг: как проще инвестировать? Завел «пластівку», или почему Петр Мельник решил делать собственную овсянку

Чтобы иметь лучшие условия для бизнеса, украинские аграрии ищут поддержки политических сил. В частности, предлагают парламентским партиям подписать меморандум о сотрудничестве. Политической поддержки агросектор искал и в начале XIX столетия. В истории это известно как явление украинского декабризма, составляющую российского движения декабризма.

Читайте также: Вилы, газета и бомбы, или немецкий «аграрный майдан» 90 лет назад

Аграрная вертикаль предательства

На начало XIX века Украина была чисто аграрной страной. Последним, кто пытался построить высокотехнологичную экономику в Украине, был еще гетман Иван Мазепа в 1709 году. Агроэкспорт давал прибыли без никаких усилий: только в Британии за 1654-1704 цена за два кг зерна выросла от 13 шиллингов до 43 шиллингов.

Но деятель понимал, что только на сельском хозяйстве сильного и централизованного государства не построишь. Поэтому наладил производство селитры, стекла, фарфора, тканей и бумаги.

После Полтавской битвы в 1709 году русская оккупационная администрация запретила в Украине работу любых мануфактур, чтобы лишить наши просторы экономической самостоятельности. Агросектора никаких препятствий не чинили: зерновой поток с Украины давал прибыли российским портам.

Так в среде казацкой старшины сформировалась «аграрная» вертикаль, по которой гетман был крупнейшим зернотрейдером страны. Анналы упоминают, что в 1750 году гетман Кирилл Разумовский имел наибольшие в Украине запасы зерна в 82,5 тонн, из которых 6,5 тон просто одолжил своим подданным.

На первых порах эта вертикаль работала на внутренний рынок России: с 1760 года до 1790 года цена двух килограммов ржи на этом рынке выросла от 80 копеек до 7 рублей. С 1764 года зерно из Украины на экспорт стали вывозить через Черное море. Аграрии Киевщины, Волыны и Подолья переключились из портов Риги на южно порты. Поэтому за 1768-1780 год трафик через Черное море вырос на 129%, через Балтийское – только на 44%. В 1764 году через черноморские порты вывезли зерна на 59 тыс рублей, в 1793 году – на 1,3 млн рублей. Большая перевалка зерна через Юг Украины означала и более тесный контакт с международным капиталом. Например, в 1803 году с 15 зернотрейдерских контор в Одессе по 3 принадлежало итальянцам и грекам, лишь 1 – россиянам. В том же 1803 году украинские аграрии получили право прямого экспорта своего зерна. Но каждый из них в отдельности не мог дать достаточно крупных партий агропродукции. На начало XIX века в Киевской губернии было 1,26 тыс помещиков, которые имели не более 45 тыс рублей годового дохода и 400 га земельного банка. Даже крупные землевладельцы как Разумовские или Кочубеи постепенно продавали свои аграрные активы, как то пашня или кіноплемінні заводы. На агротехнику у помещиков денег не хватало, поэтому обходились исключительно ручным трудом 2,3 млн крепостных, которые были 25% населения тогдашней Украины.

Помещики Украины надеялись, что их доходы увеличит активный агроэкспорт. Например, в 1805 году из Одессы 500 судов вывезло 1,07 тыс тонн зерна стоимостью в 3 млн рублей, в 1806 году 666 судов вывезло 1,4 тыс т зерна стоимостью в 5,7 млн рублей. Но того же 1806 года Россия стала союзником Наполеона Бонапарта, поэтому присоединилась к французской континентальной блокаде» Великобритании. Экспорт зерна из черноморских портов Украины, торговый оборот России через санкции против Британии упал от 120 млн рублей в 1806 году до 83 млн рублей в 1808 году.

Одесский порт, XIX века.

В 1812 году Наполеон начал войну против России. Имперская власть заставила украинских агропроизводителей снаряжать войско и «народное ополчение». Вместо благодарности помещиков ждала волна агрорейдерства, которая продолжалась вплоть до 1816 года: бывшие «добробатівці» не спешили возвращаться к мирной жизни.

Покрыть полученные убытки аграриям помогал рост потребления зерна в мире. В 1815 году из порта Одессы вывезли 1,2 тыс т зерна на 14 млн рублей, в 1817 году – уже 4,66 тыс т зерна на 38,2 млн рублей.

Но в 1819 году имперская власть ввела монополию государства на производство алкоголя. Через помещики закрыли все собственные спиртзаводы, которые были одновременно и элементом престижа, и источником побочных доходов. В «нерусской» аристократии начали забирать пашню на пользу государства. Так херсонская ветвь рода Скадовске в 1819 году потеряла 80% земельного банка в 6 тыс га.

В 1820 году Великобритания запретила импорт хлеба. Поэтому мировые цены на пшеницу в начале 1820 лет упали на 60%, стоимость центнера пшеницы на Берлинском ярмарке упала от 6,63 марок в 1821 году до 4,17 марок в 1825 году. В придачу Османская империя в 1821 году запретила проход судов с агропродукцією Дарданеллами, и перевалку зерна в Стамбуле. Через запрет на экспорт зерна из Одессы просел с 2,6 тыс. т в 1820 году до 1,4 тыс в 1821 году.

Уже в те времена существовало понятие измена, в которой виновата «злочинна влада». Поэтому логично, что одним из самых известных «декабристов» стал украинский князь Волконский, который имел земельный банк в 10 тыс га. Оппозиционер присоединился к «Союза благоденствия» после «Киевских контрактов» 1819 года, где продал прошлогодний урожай.

фото: en.ppt-online.org

Читайте также: Назад в прошлое: какие проблемы 100 лет назад имели украинские аграрии

Графы теряются в Одессе

Но такой союз не дал сторонам никаких результатов. Волконский не получил лучших условий для работы агросектора, декабристы – общенациональной поддержки своим стремлением свергнуть царский режим.

Оппозиционеры отвергли концепцию «медленной революции в головах», и решили установить хунту по образцу Испании 1820 года. Свои политические программы декабристы писали соответственно. Павел Пестель в основном программном документе «Русская правда» предлагал полную национализацию пашни на пользу государства. Половину полученного предлагалось отдать крестьянству в постоянное пользование, по 2 гектара на одного. На другой половине государственной пашни планировали заложить аграрные ГП, «для производства прибавочной стоимости в экономике страны». Крупные агропроизводители, или же помещики должны были исчезнуть как класс. По мнению Пестеля, новации в агросекторе сдерживало именно крепостничество, которое давало лишние рабочие руки, а не дефицит оборотных капиталов для аграриев.

Декабристы, в частности с «Южного общества» в Украине, не желали структурно выстраивать свое движение. Поэтому «пропустили» в 1822 году массовые аресты оппозиционных активистов в Одессе и офицерском составе 16 армейского корпуса, что квартировал рядом. Так оппозиционеры потеряли ударный кулак для появления Черноморской государства, столицей которого должна была стать именно Одесса. А в 1823 году генерал-губернатором в Южной Пальмире становится граф Воронцов, полностью преданный Петербургу.

Это не слишком огорчило декабристов, которые вдохновенно взялись на экспортные планы післяцарської России. Например, товарищ Пестеля одессит Поджіо искренне считал, что для нормализации экспорта России будет нужным «вмешательства в греческие дела». А декабрист Корнілович планировал, что мануфактурам России понадобятся экспортные дотации, чтобы вытеснить западных поставщиков тканей, металла и оружия с Ближнего Востока.

Строителем хунты из Петербурга повезло, что царские спецслужбы всерьез взялись за обманчивый «одесский след» заговора против царского режима. «Охранка» на полном серьезе разыскивала остатки «Южного общества» на Одесщине. Глава спецслужб граф Витте докладывает царю Александру И, что декабристы через генерал-майора Орлова пытались поднять бунт на Черноморском флоте. Из докладов того же графа Витте 12 декабря 1825 года будущий царь Николай И сделал вывод, что центр заговора оппозиции – именно Одесса.

Через два дня оказалось, что заговорщики сосредоточились в Петербурге. На разгром мятежа понадобился буквально день. Через две недели «охранка» пришла за оппозиционерами в Одессе, и некому за них заступиться.

Унять крестьян Украины оказалось сложнее. Современники вспоминали о самозванцев, которые в начале 1826 года во всех губерниях рассказывали крестьянам, что новый царь дал волю крепостным. Беспорядки продолжались до мая того же года.

Читайте также: Как земельный вопрос «похоронило» независимую Украину в 1941 году

Средний класс хочет краски в программах

На самом деле «проседание» темпов агроэкспорта стало причиной, по которой бизнес в целом не поддержал заговор декабристов. Действительно, в 1822-24 году экспорт зерна из Украины держался на уровне 13 млн рублей. Но в 1825 году этот показатель подскочил сразу до 20 млн рублей. Убытки от «скачков» мирового рынка зерна трейдеры пытались покрывать «нишевой» агропродукцією – например, за 1816-1821 год экспорт сала вырос с 0,9 млн рублей до 1,6 млн рублей. В то же время, импорт товаров роскоши, как краска или шелк, в 1820-1825 годах стабильно держался на уровне 6 млн рублей. Среднему классу оставалось только беречь собственное благополучие в условиях, когда оппозиция не могла предложить адекватной политической программы. Например, декабристське «Общество объединенных славян» планировало в короткие сроки уничтожить поміщицтво, «религиозный дурман», а построить «федерацию славянских народов» размером со всю Евразию.

Декабристы не писали программ, которые «опережали время». Они писали политические программы, на воплощение которых требовалось несколько десятков лет. Только оппозиционеры не хотели понимать, что реформы и революции по европейскому образцу не смогут прижиться на наших просторах. В 1825 году Франция имела 25% городского населения, Российская империя – лишь 4% горожан, зато 37% населения были крепостными крестьянами.

Читайте также: Ноу-агро: экономическая просвещение украинских крестьян 100 лет назад

Список использованной литературы:

Экономическая история Украины : Историко-экономическое исследование : в 2 т. /Т. 1. – 696 с.

«Украинские декабристы или декабристы на Украине?»: Движение декабристов глазами историков 1920-х годов – К.Логос, 2011 – 195 с.

Бизнес партнерство и бизнес-идеи

Добавить комментарий