0

Развитие системы BankID — огромный научно-технический прогресс для государства / Новое Время

Внедрение системы BankID изменит ландшафт банковского рынка, а главное – предоставит простым пользователям еще больше свободы в выборе финансовых сервисов. О том, чего ожидают от пилотного испытания системы банкиры и к чему следует готовиться их клиентам, рассказал Андрей Киселев, председатель Правления Форвард Банка.

— В последнее время активизировалось обсуждение внедрения в банковскую практику BankID. Скажите, чего ожидают банки от внедрения этой технологии?

Прежде всего, это переход банковского бизнеса и обслуживания клиентов на новый технологический уровень. Значительную часть услуг мы предоставляем через отделения – часто это связано с требованиями законодательства по идентификации клиентов. Но во всем мире отделения уже утратили статус основного канала дистрибуции банковских продуктов. Более того, динамично развивающиеся банки, которые вообще не имеют отделений. При этом они успешно конкурируют на банковском рынке. Содержание отделений – очень затратное удовольствие.

И все же, чтобы BankID действительно мог изменить архитектуру современного банкинга, нужны три ключевые вещи. Во-первых, массовое внедрение ID-паспорта: клиент должен иметь паспорт (бумажный документ или карточку) не только для идентификации. В паспорт должны быть «зашиты» основные цифровые параметры, которые требует государство и финансовый мониторинг для идентификации этого клиента. Вторая составляющая – имплементация положений ЕС GDPR по защите персональных данных в украинское законодательство: есть строгое правило, которое определяет, что эти данные могут предоставляться по согласию клиента, он должен знать, кто их получает, понимать, как они будут использоваться. Третье ключевое условие – создание банка таких данных и обмен ими. Сегодня же владельцем и провайдером BankID выступает государство в лице НБУ. Идентификация производится с помощью баз интернет-банкинга некоторых коммерческих банков. Следовательно, если физическое лицо не имеет расчетного счета в банке или интернет-банке, она не может воспользоваться сервисом BankID, то есть дистанционно получать услуги и сервисы государственных и муниципальных органов.

– Какие преимущества даст клиентам появление BankID?

Для клиента – владельца ВankID в будущем будут доступны все сервисы любого банковского или финансового учреждения, а не только той, в которой он физически предъявил сотруднику свой паспорт, ИНН (прошел идентификацию) и заполнил анкету. Уйдут в прошлое бумажная волокита и посещение отделений для депозитных операций, кредитных, транзакционных. Это даст клиенту полную свободу: никакого «зарплатного рабства», никакого «кредитного рабства», никаких ограничений, связанных с местом проживания и тому подобное.

Развитие системы BankID – это еще и огромный научно-технический прогресс для государства

Если человек идентифицирован, его персональные данные есть в базе – она имеет право пользоваться любыми сервисами любых финансовых учреждений, имеющих лицензии регулятора и соответствуют требованиям к работе с такими данными. Эта же технология решает вопрос доступа и охвата финансовыми сервисами небольших населенных пунктов, в частности сел. Развитие системы BankID – это еще и огромный научно-технический прогресс для государства. Это оформление браков дистанционно, как, например, в Литве. Это возможность проголосовать на выборах без явки на избирательный участок. Референдумы можно проводить хоть каждый день – это становится простой дешевой процедурой. BankID – действенный инструмент для снижения коррупции: можно воспользоваться любым государственным сервисом без контакта с чиновником – автоматически.

— Расскажите подробнее, как внедрения BankID отразится на банковском розничном бизнесе? Приведет ли применение ВankID к каким-то новациям со стороны банков с точки зрения технологий и продуктов?

Много крупных финансовых учреждений уже создали банковские суббренды, чтобы переводить продвинутых клиентов из классического банкинга на более современные решения – дистанционные каналы, мобильный и онлайн-банкинг. Но в Украине эта миграция клиентов в современные каналы невозможна без новых инструментов идентификации. Банки вынуждены выполнять законодательные требования: сотрудник банка лично проверяет документы клиента, делает их копии и заполняет анкету по финансовому мониторингу. Мы крайне заинтересованы в развитии системы BankID, ведь клиенты, которые обслуживаются нами, в большинстве своем имеют карточку. Мы очень много работали над тем, чтобы они могли пользоваться интернет-банком. Сегодня мы имеем возможность предоставить все наши сервисы (кроме оформления депозитов) без посещение клиентами отделений. Если мы сможем так и вклады оформлять, то наша бизнес-модель позволит нам конкурировать с любыми игроками на рынке, формировать стратегию и получать возможность реализовывать свои бизнес-планы без расширения офлайн-сети, без найма тысяч сотрудников, без непроизводительных затрат. Мы могли бы полномасштабно сфокусироваться на качестве обслуживания клиентов, на развитии продуктов и сервисов, а также быть максимально удобным банком для клиента. Уверен, что внедрение всех необходимых изменений позволит полноценно заработать системе BankID (это ожидается в 2019 году) и существенно изменит банковскую среду.

— В одном из недавних интервью Вы проанонсировали инновационные продукты и решения, которые разрабатывает и готовит Forward Bank. Можете рассказать, что уже появилось, и подробнее описать, чего еще ждать?

В июне мы вводим возможность цифровой подписи документов для клиентов, которые у нас идентифицированы. При наличии у клиента цифровой подписи больше нет необходимости лично посещать банк: все документы он сможет дистанционно заверить цифровой подписью.

Мы сможем предоставлять как кредитные, так и депозитные услуги без посещения банка или встреч с нашими сотрудниками

Мы сможем предоставлять как кредитные, так и депозитные услуги без посещения банка или встреч с нашими сотрудниками – это будет очень удобно. Это станет нашим очередным шагом в расширении дистанционного обслуживания. Кроме этого, в 2019 году мы ожидаем получения разрешения от Национального банка Украины на обслуживание клиентов на основании данных BankID (без посещения банка). Когда это произойдет, мы сможем дистанционно оформить любой продукт для клиента любого банка.

— Для многих банков сейчас транзакционный бизнес стал основным источником дохода. «Форвард» активно работает в сфере кредитования физлиц. Расскажите, какое у банка соотношение процентных и транзакционных доходов. Оно сильно изменилось за последние годы?

Несомненно, кризис заставил многие банки обратить внимание на транзакционный бизнес, комиссионные доходы. Мы серьезно занимаемся этим направлением последние четыре года. Ведь в докризисный период основным доходом банка был процентный, то есть доход от кредитования. Сейчас становится все более заметной доля транзакционного и комиссионного доходов: они более стабильны, не подвержены сезонности и перепадов экономических циклов. Если взять все комиссионные виды доходов, то они у нас удвоились за последний год. За первый квартал этого года мы получили чистый непроцентный доход свыше 3,12 млн грн. А чистый процентный доход за первый квартал – 70 млн. Вполне очевидно, что в транзакційному и комиссионном бизнесе еще есть к чему стремиться, куда расти. Сейчас мы расширяем транзакционный функционал карт: реализовали протокол cash-to-card (переводы физлицами наличных на карточки); реализовали протокол card-to-card и сейчас активно развиваем это направление. Также занимаемся продвижением услуги по переводу денег на собственные текущие счета клиентов. У нас очень много наработок в сфере транзакционного бизнеса. Каждая инновация требует много труда и больших инвестиций для реализации, хотя отдачу видно не сразу. Но мы нацелены на работу в будущем и прилагаем много усилий, чтобы наши инновации работали.

— Вполне очевидно, что Вы уверенно и оптимистично смотрите в будущее, хотя у банка отрицательный капитал. У регулятора нет к банку претензий по этой позиции?

Могу сказать, что на данный момент мы успешно движемся в выполнении программы капитализации, которая проводится согласно всех законодательных норм. Как вы помните, в четвертом квартале прошлого года мы прошли проверку НБУ. По ее итогам мы доформували резервы на 400 млн грн. Даже с теми клиентами, которые платят, но регулятор считает их не очень хорошими – на основании девятого стандарта – мы полностью сформировали резервы. Убыток и отрицательный капитал связаны, прежде всего, с этими процессами. Как я говорил ранее – банк хорошо зарабатывает. А решение вопроса с капиталом – уже вопрос времени. Мы объявили эмиссию и решим все вопросы с капиталом до 1 августа 2018 года – запланировано две волны докапитализации банка, мы выполняем план, согласованный ранее с НБУ. А уже во втором полугодии банк выйдет на прибыльную деятельность – все предпосылки для этого есть.

— Какие стратегические задачи стоят перед банком на этот год и на ближайшие годы?

В этом году банк должен вернуться к прибыльной деятельности после того, как будут закрыты вопросы по капиталу. Не секрет, что второе полугодие по показателям и по объему бизнеса в два раза лучше, чем первое. Это дает нам уверенность, что мы выполним задачу по повышению эффективности деятельности банка. Сейчас мы ограничены в привлечении ресурсов и кредитовании в связи с выполнением программы докапитализации. Однако за кредитными клиентами мы успешно выполняем план продаж – это стабильные объемы по 100 млн грн в месяц. По состоянию на 1 апреля с начала года банк выдал кредитов на 350 млн грн. Второе ключевая задача, которая стоит перед нами, а также перед многими другими банками, – наращивание капитала до 300 млн грн к середине 2020 года. Решив вопрос с капиталом в этом году, мы должны обеспечить доход и прибыль банка, достаточный для того, чтобы акционеры не увеличивали капитал за счет дополнительных инвестиций, а капитализировали полученное в 2019 году прибыль. Задачи конкретные, предельно ясны. Сейчас мы работаем над бизнес-планом на 2019-2021 годы, чтобы обеспечить их выполнение.


Facebook


Twitter


Google+

Бизнес партнерство и бизнес-идеи

Добавить комментарий